ПОИСК, КОТОРОГО НЕ БЫЛО.

Раннее утро понедельника 27 мая 2019 года. Асфальт уныло шуршит под колесами моего хэтчбека. Неожиданный звонок мобильника прерывает эту монотонно шипящую мелодию. Незнакомый женский голос интересуется, можно ли поговорить с детективом. Отвечаю увердительно. Молодая женщина называет свое имя и просит оказать помощь в поисках мужа, который в субботу ушел проводить друга и домой не вернулся. Екатерина пояснила, что официально не хочет обращаться в полицию, поскольку муж занимает в фирме руководящую должность, а звонки из полиции негативно скажутся на его репутации. Хочется оказать помощь немедленно, но до Москвы еще 500 утомительных километров.
Сообщаю, что в город прибуду нескоро и предлагаю поискать детективные агентства поближе к Митино. Одновременно прошу сбросить мне фото мужа, чтобы протестировать ситуацию. Она соглашается обратиться в другие агентства, но и не отказывается от направления мне фотографии пропавшего.    Также сообщила номера 2-х сим-карт его телефона.  Ожидаемо убеждаюсь, что телефон выключен и оба номера находятся вне зоны действия сети ибо заряд батареи столько не держится.
Вечером, немного отдохнув от поездки, звоню Екатерине и узнаю, что она пыталась обратиться в пару детективных агентств, но нарвалась на откровенных мошенников. Вынуждена через своих знакомых неофициально подключить к розыску сотрудников полиции.
29 мая тестирую биополе пропавшего. По результатам тестирования в 9 часов 40 минут биополе определяется, угрозы для здоровья нет, в свободе передвижения посторонними не ограничен, азимут на местонахождение 255 градусов, удаление 75-80 километров. На 10-20 удаление 60-70 километров,  а через 20 минут удаление  изменилось и составляет 40-45 километров. На 11-40 удаление 15-20 км, азимут тот же. В 17-25 того же дня: азимут прежний, удаление 19-24 километра, биополе определяется – значит жив. Звоню Екатерине и сообщаю, что нет оснований предполагать худшее.
Тестирование 30 мая 2019 года 10-45: азимут 220, удаление 35-40 километров. Биополе определяется. Телефон вне зоны действия сети. Звоню жене пропавшего Алексея. Успокаиваю и одновременно узнаю, что она подала  мужа в розыск  уже официально.
31 мая 2019 года в 17-03: биополе Алексея определяется. В очередной раз звоню Екатерине и слышу ее радостный голос – муж живой и дома.